ЯНВАРЯ

ДЕНЬ ВСЕНАРОДНОЙ СКОРБИ
ЧЕРНЫЙ ЯНВАРЬ

Исторические  выводы

Ибрагим Шукюров,
 

кандидат филологических наук
 

Являясь одним из самых кровавых актов террора, осуществленных тоталитаризмом в истории XX века, трагедия 20 января, будучи преступлением против азербайджанского народа, по существу стала страшным деянием против человечества, гуманизма, человечности.
 

Несмотря на то, что азербайджанский народ 20 января оказался подверженным военной, политической, моральной агрессии, он тем не менее продемонстрировал всему миру свою верность историческим традициям героизма, решимость противостоять самым тяжелым испытаниям во имя свободы и независимости Родины, не пощадив ради этого даже своей жизни.
 

                                                     Гейдар АЛИЕВ, Президент  Азербайджанской Республики

За всю историю Азербайджана, насчитывающую тысячелетия, мало найдется событий, подобных тем, которые произошли в ночь с 19 на 20 января 1990 года. Эта "варфоломеевская ночь" стала кровавой агонией империи, апокалиптической картиной ее конца. Спустя одиннадцать лет после трагедии, тою огненного ада, в который танки и бронемашины СА превратили мирный город, зримо различимы образы грядущих трагедий: в Ходжалы, Вильнюсе. Тбилиси, Грозном... Но тогда мир остался равнодушным к бойне в Баку, он даже не подозревал, как опасно близко продвинулся к черте новой всепожирающей войны.
Последовавшая за падением Берлинской стены эйфория не позволяла Европе и Америке - тем частям света, которые мы привыкли считать "цивилизованным миром" - увидеть признаки надвигающейся па них катастрофы. Пропаганда, вешающая о возвращении миру гармонии многополюсности. была таким же политическим бредом, как и перестройка, как и сам Горбачев в роли реформатора, миротворца, коммуниста "с человеческим лицом". Западная пресса довольно сдержанно, с подчеркнутым пониманием трудностей, с которыми столкнулась Москва, отнеслась к страшным событиям в азербайджанской столице. Газета ''Нью-Йорк тайме" в номере за 20 января 1990 г., ком-ментируя ситуацию в Азербайджане, процитировала слова высокопоставленного сотрудника Пентагона: "Главная цель мальтийской встречи в верхах состояла в том, чтобы до ожидавшегося нами наступления бурных времен подать сигнал о том, что мы желаем успеха Горбачеву (подчеркнуто нами - И.Ш.)".
В статье, опубликованной 27 января в "Вашингтон пост", отмечаются "умеренные и почти сочувственные" замечания Белого дома по поводу решения о вводе войск в Баку. Подчеркивается, что аналитики "проводят различия между относительным беззаконием в Азербайджане и мирной борьбой за независимость в Литве, одной из трех прибалтийских республик".
Итак, "двойной стандарт" в очередной раз отпраздновал победу. А мы, наивные, так надеялись, что Запад нас поддержит, что по всем странам и континентам прокатится волна солидарности с азербайджанским народом, волю к свободе которого хотели раздавить гусеницами танков, что мы услышим такие ободряющие и вселяющие в сердца надежду, такие нужные тогда всем нам слова: "Руки прочь от Азербайджана!" Увы, ничего этого не произошло. Мы остались наедине со своей неизбывной болью, со своим горем, со своими шехидами, которых пронесли на плечах на нашу общую Голгофу - в бывший Нагорный парк. И со своими преступно бездарными лидерами.
Вот о них-то, о так называемых "лидерах", "'народных пастырях", об их роли в национальной катастрофе и хотелось бы поговорить подробнее. Потому что на протяжении одиннадцати лет, заново переживая трагическую ночь и пытаясь вникнуть в тайны политики агонизирующего режима, мы искали виновных обычно на стороне: в Кремле, КГБ, Останкино (как символе советской прессы, посадившейна "иглу" народ), словом, где угодно, только не у себя... Сегодня, когда наше ретроспективное зрение очистилось от пелены заблуждений, прояснилось как от черного налета, так и от розового тумана, мы можем объективно и реально оценить роль "компрадорского" слоя общества в январских событиях. Он, этот слой, внутри себя был весьма разнородным и противоречивым. Объединяло же всю эту пеструю массу неукротимое стремление к власти, жажда повелевать народом, войти в историю со святым нимбом освободителей.
У одних эта жажда вождизма, эта тяга к мессианству выражалась в более или менее легитимных формах и более или менее связно излагалась, у других - приняла вид чистой пародии, игры с убийственно примитивными правилами. В одном стане объединились представители власти, анархисты и крестные отцы мафии, назначенные центром, руководители и самозваные "вожди", осведомители, стукачи и профессиональные провокаторы, недоучившиеся студенты и аспиранты. Они, сговариваясь на тайных сходках, заключали между собой альянс, вернее, пирамиду альянсов, прочности которой позавидовал бы любой демократический блок партий. Это был некий тайный орден, по структуре не имеющий аналогов в истории не только Азербайджана, но и других стран. Организационно - это был конгломерат различных игрушечных партий, слияние всевозможных течений (подчас весьма мутных!). Идеология же этого ордена - смесь популистских лозунгов, двояких псевдопатриотических фраз и утопических мечтаний.

Этот масонский (в азербайджанской интерпретации!) орден был пронизан как кровеносной системой, цепью заговоров, интриг, предательств, которые были в то же время и основными методами "политической" деятельности охлократии. Сила этих слабых политиков, никудышных организаторов и косноязычных ораторов заключалась как раз в том, что каждый все знал о другом, имея на любого "партайгеноссе" досье. Круговая порука, боязнь вызвать цепную реакцию разоблачений делала их случайный и негармоничный союз на первых порах прочным и нерушимым. Нет, они не торопились ввязываться в истребительную междоусобицу, прекрасно понимая, что это путь самоубийства. Они лишь искусно имитировали споры и полемику по частным разногласиям. Потенциальные узурпаторы знали, что кровавая разборка рано или поздно начнется, но предпочитали, чтобы она началась в тот момент, когда власть над республикой, над ее народом окончательно выпадет из рук дряхлеющей державы. Когда власть из золотого миража, из грезы превратилась в объект реального обладания: в некий магический жезл, скипетр...
Итак, с одной стороны, вожделение власти. А с другой - ожидания народа, его насущные проблемы и заботы, его наивная и святая вера в справедливость, разумные законы бытия.

Азербайджанский народ - гордый, свободолюбивый, превыше всего ценящий преданность, был совершенно не искушен в политике. В годы советской власти он был отлучен от самостоятельного решения во-просов, составляющих суть его жизни, судьбы, истории. Отсюда острота трагизма народной судьбы.

К 20 января 1990 года народ уже испил от предназначенной ему чаши страданий: погромы в Армении, массовое изгнание с исторических мест проживания, разгул сепаратизма в Нагорном Карабахе... Счет невинных жертв неумолимо множится. Окончательно расставшись с иллюзиями о том, что бывший центр наведет железной рукой порядок в регионе, азербайджанский народ обратил свои взгляды на Баку. Но что происходит здесь? Еще больше обостряется борьба за власть, принимая самые циничные, самые извращенные формы. Ни марионетке А. Везирову, ни его преемнику А. Муталибову, управляемыми Москвой, ни авантюристическому руководству Народного фронта нет абсо-лютно никакого дела до беженцев и азербайджанцев Карабаха и прилегающих районов. В Баку - двоевластие, два центра управления хаосом - ЦК и Площадь как главный штаб НФА. Обе эти деструк-тивные силы играют на национальных чувствах народа. Цель одна: довести недовольство людей до критической точки, подготовить массы к взрыву недовольства. Нужна была кровь, которая связана бы соперничающие лагеря и одновременно разъединила бы их, выявив победителя. Победителем, естественно, становится гот, кто сумеет обвинить противоположную сторону в пролитой крови.
В    этой ситуации вмешательство Москвы неизбежно. Горбачев с холодной надменностью произносит провокационные слова о том, что в Баку определенные силы пытаются возродить "Великий исламский Азербайджан", маршалу Язову дан конкретный приказ. Бронированный монстр приближается украдкой на кошачьих лапах к Баку. Мотав этой акции не понятен до сих пор. Зачем по-надобилось вмешательство армии: чтобы спасать армян, чтобы защитить коммунистический режим или спасти от коллапса супердержаву? В любом случае - это самая страшная акция режима, вступившего в стадию маразма.

На Азербайджан опускается январская ночь. Народ брошен на произвол судьбы. Его предали и представители официальной власти, и народнофронтовские вожаки. Они ожидали, что события будут развиваться по нарастающей, но реальный масштаб случившегося устрашил их, и они поспешили удалиться в спасительную тень кулис. Одни дожидались утра, играя в шахматы, другие - исступленно пьянствовали, третьи готовились к позорному бегству, спешно упаковывая чемоданы... Марионеточный руководитель республики также внезапно исчез, как и был заброшен в столицу.
В    эту ночь погибло много людей. Азербайджанцев, русских, евреев, татар. Среди невинных жертв были женщины, старики, дети. Их давили гусеницами танков, разрывали на части пулями со смещенным центром, добивали прикладами. Алтарь свободы густо оросился кровью шехидов, погибших мученической смертью во имя чести и славы Родины. И не было среди них ни одного из числа руководителей ЦК или функционеров созданного им НФА. А ведь они обязаны были знать, что может и должно произойти и сделать хотя бы попытку предотвратить трагедию!
Ночь 20 января стала не только черной вехой в истории народа. Она навечно вошла в его память как предтеча рассвета. Народ понял, в чем его предназначение: быть свободным и дорожить свободой, как самым великим счастьем.

Уроки, которые мы извлекли

Никогда не сотрется из памяти народной эта ночь. С 19 на 20 января 1990 года в Баку, другие города и районы республики ворвались части советской армии. Круша, сжигая, убивая все на своем пути, они залили республику кровью невинных граждан. Азербайджанский народ прошел через этот ад, почти первобытный хаос, устроенный Горбачевым, его армянскими приспешниками и военщиной, и, понеся неисчислимые потери, устремился к независимости, демократическим формам развития. Он мужественно попрал тоталитаризм, его идеологию и сделал окончательный выбор в пользу цивилизованного существования, опровергающего насилие, жестокость, кабалу коммунисти-ческой идеологии.
На следующий день после кровавой бойни в Баку азербайджанской народ, наконец, услышал голос своего лидера, отправленного Москвой в опалу. Выступая в постпредстве Азербайджана в Москве, Гейдар Алиев гневно осудил зверскую карательную акцию против азербайджанского народа. Он выразил резкое несогласие с политикой М. Горбачева, пути с которым у них разошлись давно. "Считаю поведение людей, принявших такое решение, - сказал азербайджанский лидер, -глубоко ошибочным...
Они просто не знали подлинной обстановки в республике, психологию азербайджанского народа, не имели достаточных контактов с различными слоями людей... Все причастные к трагедии должны понести наказание."
В дальнейшем лидер не раз заявлял, что СССР после январских событий окончательно потерял Азербайджан. Народ, первым в империи поднявшийся на защиту чести и достоинства своей республики, никогда не забудет случившегося и никогда не свернет с пути, ведущему к свободе. Никогда, говорил в те дни Гейдар Алиев, не должно быть на территории Азербайджана иностранных военных контингентов, которые приносят только смерть и горе.
Лидер бросил вызов всей тоталитарной системе, он пошел против всемогущего партийного аппарата. Это был мужественный гражданский поступок со стороны человека, который по су-ществу находился под домашним арестом и неусыпным наблюдением охранных органов.

В    том памятном заявлении Гейдара Алиева были сделаны первые извлечения из уроков истории, даны объективные оценки событиям, имеющим судьбоносное значение не только для Азербайджана, но

и    для всего мира. Несмотря на трагизм ситуации, лидер верил, что народ Азербайджана выстоит, не утратит верного пути в будущее. Какие же уроки можно извлечь из событий "Черного января"? Соизмеряя эмоции и логику анализа, мы придем к нескольким основополагающим выводам. Первый: никакая сила не в состоянии сломить волю народа, поднявшегося на защиту своей чести и достоинства. Второй: народ, переживший страдания и муки, становится сильнее и упорнее в достижении поставленной цели. Третий: каким бы трагическим не был излом истории, рано или поздно она приходит к оптимистическому финалу.

Что же касается конкретных уроков, то они насколько специфичны для азербайджанского общества, настолько же универсальны и поучительны для всех. Наш народ на своей судьбе испытал опасность сепаратизма, его коварную и вероломную сущность. Поэтому мы можем с полным основанием предупредить все страны, переживающие разрушительные последствия сепаратистских движений: никогда не позволяйте национализму уверовать в то, что у него есть шанс добиться своего! Слабое, безвольное руководство Азербайджана блестяще продемонстрировало свою беспомощность перед истеричной степанакертской толпой. Если вначале было достаточно наряда милиции, чтобы разогнать ее и на корню пресечь националистический шабаш, то через несколько лет перед сепаратис-тами, поддерживаемыми извне, бессильной оказалась армия.
В    нашей памяти откристаллизовался еще один урок: никогда не надо полагаться на помощь каких-либо "третьих сил". Их могущество чаще всего преувеличивается, объективность оборачивается тенденциозностью, а мнимая поддержка наносит больше вреда, чем принципиальная отстраненность. Поэтому, когда в ломе загорается пожар, его надо сразу гасить своими силами, а не ждать, когда на зарево прибегут соседи. Увы, они чаще всего приходят на пепелище с лицемерными словами сочувствия.

Трагедия возвела в ранг откровения еще один трюизм: народ, объединенный разумной идеей

и    справедливой властью, не может стать жертвой экстремизма. Ни одна сила не осмелится посягнуть на земли, природные богатства, духовное достояние государства, которое управляется с помощью справедливых законов. В этом мы убедились, когда на смену марионеточным, а затем - анархически настроенным    руководителям к власти вернулся Гейдар Алиев. Сильный и волевой лидер, вооруженный конструктивной программой переустройства азербайджанского общества, он без ус-тали претворяет в жизнь проект справедливого урегулирования армяно-азербайджанского противостояния и укрепления стабильности и безопасности в регионе.
История научила нас еще одному: деление и дробление нации по клановым, родовым и земляческим признакам на руку лишь сепаратистам и великодержавным шовинистам. Народ должен быть единым, монолитным, сплоченным общенациональной идеей. Только при этом условии он может устоять перед историческими катаклизмами, преодолеть суровые испытания, не утратив своей жизнен-ной силы и духовности.
Азербайджанский народ доказал всему миру, что он способен решить самые важные основополагающие задачи, связанные с национальным и государственным возрождением, строительством современного демократического общества.
Наш народ, опаленный войной, не раз за последнее время смотрел смерти в лицо, но назло врагам и клеветникам вышел из огня испытаний. Он доказал всем, что гордое имя "Азербайджан" никогда не будет стерто с карты мира.
   

ЛИТЕРАТУРА
1.    Газ. "Вашингтон пост", 27 января 1990.

2.    Газ. "Нью-Йорк таймс", 20 января 1990.

3.    Журн. "Возрождение-XXI век", №1(13) 2000.

4.    Черный январь. Баку, Азернешр, 1990.

"Возрождение-XXI век".- 2001.- № 1-2.- С. 83-88.